Top.Mail.Ru
Пятница, 6 декабря 2019
Предложить новость

Мама подростка, сбитого машиной в Мурино, ищет свидетелей

17-летний школьник, попавший под колеса на нерегулируемом пешеходном переходе, получил переломы черепа, руки и множество других травм. Водитель отвез его домой и попросил поставить подпись, что он не имеет к нему претензий.

«Взял бумажку и уехал»

Как рассказала «Мегаполису» Оксана, мама мальчика, по пятницам ее сын, 11-классник, ездит в Петербург на занятия по подготовке к ЕГЭ. Домой возвращается между 22.00 и 23.00. От метро «Девяткино» до ЖК «Новая Охта» - неблизко, но парень всегда предпочитал пройтись пешком, чем толкаться в набитой маршрутке.

Токсовское шоссе он пересекал в минувшую пятницу, 22 ноября, около 22.30 по переходу у строительного торгового центра, в котором находятся «Метизы» и другие магазины.

Как случилась авария, подросток вспоминает с трудом.

«Упал на капот, головой пробил стекло. Помнит, как по стеклу расползлись трещины, – и больше ничего, - говорит мама. – Всё, что смог рассказать о машине, - она была белая. А потом водитель подвез его к дому и дал бумажку. Сказал: подпиши, что ты ко мне не имеешь никаких претензий. Он подписал».

Конечно, никакой юридической силы подпись несовершеннолетнего подростка под таким «документом» не имеет, но проблема не в этом. Как найти водителя, не имея свидетелей, не зная ни номера, ни даже марки его машины?

Камеры висят – еще не значит, что работают

Всю ночь с пятницы на субботу Оксана провела в детской больнице имени Раухфуса, куда поехала вместе с сыном. Лишь ранним утром в субботу, освободившись, приехала в отделение полиции.

Там ей пришлось испытать три разочарования. Первое было связано с тем, что полицейские оказались совершенно не в курсе случившегося, хотя по телефону «112», когда она вызывала скорую, ее заверили, что сигнал будет тут же передан и в МВД.

Заявление, написанное в Петербурге, было переадресовано в Ленобласть. Из Всеволожска перезвонили и разочаровали второй раз.

«Они сказали, что получили мое заявление, и что будут с ним работать. Но – в понедельник», - Оксана волнуется, что видеокамеры на шоссе с понедельника начнут записывать новую информацию поверх старой, и когда полицейские доберутся до записей, смотреть там уже будет нечего.

Речь идет о камерах, вмонтированных в металлическую конструкцию с информационными щитами – она буквой «П» возвышается над шоссе прямо у перехода, где был сбит подросток. Если раздобыть запись оттуда, то наверняка все произошедшее было бы видно, как на ладони. Но тут – третья незадача:

«Когда я спросила полицейского про эти камеры, он мне ответил: мало ли, что они там висят, это еще не значит, что они работают».

Мама попробовала поискать в округе другие камеры. В администрации «Метизов» ей рады были помочь, но, увы, оказалось, что единственная камера, установленная на здании магазина, снимает внутренний двор с припаркованными там автомобилями. Других камер нет.

Каждому свое

У мальчика после аварии – перелом черепа и гипс на всю руку – сломана кисть. Плюс множество гематом, порезов, ссадин.

«Ладонь будет срастаться три месяца, потом ее нужно будет разрабатывать. Что касается головы, то в понедельник соберется консилиум, назначит дополнительные обследования, и дальше будет принято решение, нужна ли операция».

Жизнь одиннадцатиклассника, все помыслы и стремления которого в последнее время были направлены на предстоящее окончание школы и поступление в вуз, словно остановилась. Сдача в будущем году ЕГЭ, к которому он серьезно и ответственно готовился, теперь под большим вопросом, впереди – долгое лечение и восстановление.

У водителя, который разрушил подростку все планы, - свои заботы. Придется выправить капот и вставить новое стекло. Вряд ли его волнует здоровье незнакомого паренька, угодившего под колеса. Если хватило совести уехать, взяв на прощанье «расписку», то смелости взглянуть в глаза маме и ответить за свой поступок, наверное, он в себе не найдет.

Если, конечно, его все-таки не найдут полицейские. Помочь им в этом могут те, кто случайно проходил или проезжал мимо в момент аварии. Мама Оксана очень надеется, что такие люди прочтут эту статью и откликнутся.

В ожидании больших перемен

Но маму волнует не только это.

«Район, в котором мы живем, - огромнейший, - говорит Оксана. – Но путь к ближайшему метро так или иначе лежит через Токсовское шоссе, а перейти его можно только по двум пешеходным переходам - у «Метизов» и чуть севернее, у торгового дома «Вимос». Первый – нерегулируемый, на втором есть светофоры. Но большинство переходят возле «Метизов», так получается короче. Дорога там, в темное время суток практически совсем не освещена». 

Сотрудники строительного магазина, с которыми беседовала женщина, сказали ей, что авария с ее сыном – далеко не первая, здесь уже не раз сбивали людей. Оксана опасается, что и не последняя.

Тут, к счастью, есть чем ее успокоить. Известно, что в следующем году как раз на этом участке Токсовского шоссе начнется большая реконструкция. Дорогу расширят до четырех полос – по две в каждую сторону, на всех перекрестках установят «умные» светофоры, режим работы которых будет зависеть от трафика, обустроят тротуары и ограждения, защищающие пешеходов. Новая система освещения тоже является частью проекта, реализацию которого анонсировало областное правительство. Осталось только дождаться, когда все это начнет происходить, и пережить время работ, во время которых дорожники всё перероют, и будет ни пройти ни проехать.

Маму это не успокаивает. Если ждать осталось еще несколько месяцев, говорит она, то, может быть, есть смысл подумать о безопасности муринцев и в этот период? Ведь на кону может оказаться здоровье или, не дай бог, жизнь еще чьего-нибудь ребенка.

Текст новости: Анастасия Петрова
Поделиться в соцсетях
Статьи наших партнёров
Комментарии
Группа ВКонтакте
Предложить новость
Наверх